tamara_borisova: (вхождение в социум)
[personal profile] tamara_borisova
Двое в комнате.
Я
и Ленин —
фотографией
на белой стене.

Владимир Маяковский. Разговор с товарищем Лениным


А я видела Ленина...

Причём видела я его — каждый день, с самого детства, потому что памятник ему стоял напротив нашего нововасильевского дома на Почтовой — во дворе общежития, в парке вокруг него.

Вот он ещё молодой:



Мы играли с ним — бегали вокруг чёрного постамента друг за другом, держась за верхний выступ, особенно помогающий при поворотах за угол...











Он был (есть: в отличие от другого Ленина, в «большом» парке, у которого фотографировались несколько раз в год все классы, его не демонтировали, и он так и стоит — неухоженный, с заросшей народной тропой, и только пивные посетители бара в здании бывшего общежития вынужденно проведывают его) небольшой, в человеческий рост, и кепка у него была в другой руке.

Вот видите, это наш, «общежитский» Ленин:



А это — общепарковый:



И это я тут стою с классом — в своих бежевых туфельках:



Видите, что кепки у них в зеркально отражённых руках?
И у нашего вторая рука сунута в карман, и таким образом кепка отзеркалена по оси верх-вниз...

Интересно, что когда я писала финал «Домрайсада-2», у меня ещё не было ни фотоаппарата ни фотографии этого Ленина, но я абсолютно точно помнила про кепку, падающую в небо...

Он сопровождал нас везде: в двух парках, в школе и детском саду, во всех общественных зданиях:









...около него проходили торжественные линейки:





(Это моя первая учительница Лидия Николаевна Тороп с другим классом, до меня)

...вручались грамоты и награды-подарки:









Эта фотография напомнила мне других Ленина с Горьким — днепрорудненских, и обе в свою очередь вызвали в памяти шедевральные фразы маминых учеников (вообще этот пунктик из воспоминаний Горького о Ленине был камнем преткновения для многих школьников, уж больно тема была скользкая, поскольку мокрая): мол, Ленин пришёл к Горькому и стал щупать у него постель — не влажные ли у того простыни...



(Ну ей-богу, вот кажется мне теперь, что Ленин спрашивает у Горького: ну что, батенька, не мокрая ли у вас постель-то?)

А просто он тщательно следил за чистотой рядов и вообще за чистотой:



Он был в Нововасильевке, в Приазовье, Мелитополе и Сумах — встречал и провожал начинавших и заканчивавших учиться в школе, вузе... нет, ещё раньше — в детском саду и яслях! — встречал поезда и меня-нас вместе с другими пассажирами: да даже когда я выезжала из Сум в 2011 году уже с фотиком, на туристическом автобусе, ехавшем в Кирилловку и согласившемся довезти меня до Мелитополя, поскольку не было билетов на поезд, — в Ахтырке я сфотографировала его золотого из автобусного окна — того не зная, что через год я встречу ещё более золотого в Приазовье.





Ленин на мелитопольском вокзале

Возвращаясь с кладбища в Приазовье, где похоронены бабушка Маруся и дедушка Павлик, и проходя через центр, я увидела сияние, исходившее от двора школы, и побежала фотографировать явление пресвятой фигуры со всех сторон:





Сусальным золотом горят
В лесах рождественские ёлки;
В кустах игрушечные волки
Глазами страшными глядят.







О, вещая моя печаль,
О, тихая моя свобода
И неживого небосвода
Всегда смеющийся хрусталь!

1908

Осип Мандельштам

Вот уникальные кадры — Лилин класс на фоне постамента без Ленина (то ли ремонт был затеян, то ли перенос памятника, точно не знаю) и мамин учительский коллектив (но без мамы, наверное, незадолго до нашего переезда в Нововасильевку) на фоне голых стен без лозунгов:



(Лиля сидит рядом с учителем)

Слева стоит крайняя, а на нижней фотке сидит в первом ряду четвёртая справа моя первая учительница Лидия Николаевна Тороп, я о ней и о Екатерине Ивановне Ивановой, второй учительнице, взявшей нас во втором и третьем классе, расскажу отдельно, в лоскутке о школе:





В остальное время партия торжественно про-воз-гла-ша-ла...



...что уже нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме...



...потому что Советский Союз — это твердыня:



Не важно чего, дружбы, мира, всего-на-свете-твердыня, и всё (вот я все эти твердыни сложила в альбом, ибо много, всего в лоскут не впихнёшь).


...Но были у меня и более личные, интимные отношения с вождём мирового пролетариата.

Однажды мы стояли в совхозном саду и ели «мороженое из груш».

Уж не знаю, почему разговор наш плавно перетёк в сторону сакрального — и мы стали рассуждать о возможности богохульства и неотвратимости наказания за него: кто-то сказал, что нельзя безнаказанно порицать, например, Ленина, — потому что буквально в ту же минуту разразится гром, разверзнутся небеса и земли, и святотатца поразит молния — или поглотит земная твердь...



Я отрицала связь преступления и наказания (зная уже по читательскому опыту, что ничего не происходит даже с более серьёзными преступниками, чем просто невоздержанные на язык грешники), — и тогда подстрекатель-иезуит (уж не помню, кто это был из соседской детворы) сказал:
— А спорим, что никто из вас не скажет, что Ленин — дурак?

Ленин был совсем не дурак, это был вождь мирового пролетариата, друг детей, основатель и руководитель Коммунистической партии, освободитель угнетённых, гений всех времён и народов (и я в это истово верила, тем более что читала в книжках, какой это был достойный человек: честный и искренний, добрый, любивший детей и кошек, постоянно призывавший нас к самосовершенствованию и отличной учёбе), — но это был вызов моей смелости и проверка на отвагу, а самое главное — на идентичность слова и дела (основа нашего домашнего воспитания: сказано — сделано, пообещал — выполни, — или тогда не обещай), и чтобы соответствовать этому принципу, я даже не побоялась однажды бросить камень в человека, а уж сказать, что Ленин дурак и тем самым продемонстрировать, что небеса останутся голубыми, хляби их не разверзнутся, камни не посыплются и вообще ровным счётом ничего не произойдёт...

...В общем, отбросив в сторону огрызок с «мороженым» и набрав побольше воздуха в лёгкие, я сказала:
— Ленин — дурак!

И тут же залилась внутренней краской стыда — камни с неба посыпались изнутри, я замерла от ужаса, от осознания непоправимой, чудовищной несправедливости: как я могла даже ради идеи растоптать всё самое святое внутри себя — Владимира нашего свет Ильича, гения всех времён и народов, любителя детей и кошек, — см. выше (мне было лет восемь или девять).

Окаменели и мои собеседники, участники апокалиптического «психолого-социологического» и теософского эксперимента, ожидавшие, но так и не дождавшиеся камней с неба...



Разошлись мы все разочарованные: я собой — пусть и смелой и победившей, доказавшей свою правоту, но святотаткой, — все прочие участники религиозного симпозиума — тем, что никакой небесной кары не воспоследовало, а это что ж это — можно теперь всяко грешить — и словом и делом?

К счастью, мы были малы, а времена уже не такие страшные, когда мои родители могли сесть надолго или вообще сгинуть в лагерях, и происшествие как-то благополучно забылось и стёрлось — но, как видим, не из моей памяти...


Когда летом 2011 года я попыталась найти главный памятник Ленину в большом парке, я обнаружила только козочку, мирно лежавшую под деревом.

Небеса были по-прежнему голубые — и ясные:





Никто не заметил потери бойца — как не заметили потери памятника Сталину мы, учившиеся уже в середине шестидесятых: когда массово пошли архивные фотки в нововасильевской группе (к 190-летию Нововасильевки) в «Одноклассниках» (за что всем нововасильевцам — и днепрорудненцам за фотографию с Горьким — огромное спасибо: кроме моих цветных и некоторых моих же из семейного альбома, все фотографии здесь оттуда), я с изумлением узнала, что то самое «погруддя» (г фрикативное, ударение на У, и гениальный украинский язык, вместо двусмысленного бюста имеющий такое точное слово для скульптурного изображения по грудь) Ленина, возле которого проходили все главные школьные события, было парным: слева был Ленин, а справа Сталин, а потом Сталина закопали — когда закопали наконец реальный «исходник».

Вот он на фотографии 1950-х годов — кажется, 1954-го или даже пятого-шестого:



И вот ещё:



Мы уже давно поняли, что за торжественными обещаниями партии обеспечить нам коммунистическую счастливую жизнь ровным счётом ничего не стоит — как и за моими детскими словами о том, что Ленин дурак.

Он не был дураком — но он не был и никем и ничем из того, что я так долго перечисляла выше, просто повторяя лозунги, столь длительно и часто внушаемые нам.


Но не спешите жалеть нас — видевших Ленина, тоже видевшего нас отовсюду и неотступно-неусыпно смотревшего по сторонам и следившего за всей нашей нехитрой жизнью:



За нашими мамами и папами, бабушками и дедушками следил вот этот упырь — он был пострашнее, и всё-таки многие уцелели:



А нас эти идолы уже почти не трогали — и воспринимали мы их как фон, — как нынешние поколения воспринимают рекламные щиты, понимая (или не), что где та реклама, а где та — наша — жизнь.

Я хорошо запомнила главный ленинский лозунг: учиться, учиться и ещё раз учиться, — и я научилась: благодаря тесной дружбе с Лениным с младых моих... точнее, младенческих лет — различать слова и дела, — и не верить словам.



Да и не отличаются ничем эти драконы — ильичи-макдональдсовичи, потому что личины разные, а лицо (рожа) стоит за ними одна: социум, враждебный отдельному человеку (государство, бизнес, власть) и осуществляющий преступления и наказания этого без вины виноватого — маленького и беззащитного — человека, которому так хочется просто жить и быть счастливым...



Эти рожи-маски-и-личины можно воспринимать всерьёз и верить одной, не веря другой...

Но у каждого маленького и беззащитного, крохотного и беспомощного человека (колёсика или винтика страшной и бездушной машины государства, беспощадно перетирающего свои «запчасти») всегда есть выбор и возможность — сказать социуму (пудрящему нам мозги пудрой той или иной политической окраски или торговой марки), что он — дурак.




P. S. Пока я собиралась писать лоскут (и всё было некогда за беспросветными галерами), памятник Ленину в Ахтырке, сфотографированный мной из окна автобуса летом 2011 года, разрушили...







Ті зарили — ці одрили, и теперь на том же постаменте стоит вот такой золотой телец (с кепкой):




Музыкальный киоск



Всевидящее Око

© Тамара Борисова
Если вы видите эту запись не на страницах моего журнала http://tamara-borisova.livejournal.com и без указания моего авторства — значит, текст уворован ботами-плагиаторами.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

If you are unable to use this captcha for any reason, please contact us by email at support@dreamwidth.org


 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

tamara_borisova: (Default)
tamara_borisova

January 2016

S M T W T F S
     12
3456 789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 24 September 2017 22:50
Powered by Dreamwidth Studios